Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Вправе ли страхователь потребовать возмещения стоимости ремонта в пределах страховой суммы в случае нарушения страховщиком обязанности произвести ремонт ТС?

Вправе ли страхователь потребовать возмещения стоимости ремонта в пределах страховой суммы в случае нарушения страховщиком обязанности произвести ремонт ТС?

Опубликовано 09.01.2020

В случае нарушения страховщиком обязанности произвести ремонт транспортного средства страхователь вправе потребовать возмещения стоимости ремонта в пределах страховой суммы.

Б. обратилась в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страхового возмещения, убытков, компенсации морального вреда, штрафа, судебных расходов, указав, что является собственником транспортного средства «Хендай».
26 сентября 2014 года между ней и ПАО СК «Росгосстрах» заключен договор добровольного страхования указанного транспортного средства на страховую сумму 699 900 рублей, по рискам «Ущерб» и «Хищение», условиями которого определена форма страховой выплаты – ремонт на СТОА по направлению страховщика.
18 февраля 2015 года в результате ДТП транспортное средство истицы было повреждено.
Она обратилась к ответчику за возмещением причиненных убытков, просила выдать направление на ремонт автомобиля на СТОА или произвести страховую выплату в денежной форме. ПАО СК «Росгосстрах» истцу страховое возмещение не осуществило.
Для определения величины причиненных убытков она обратилась к независимому оценщику, представив заключения которого, обратилась в ПАО СК «Росгосстрах» с досудебной претензией о выплате суммы страхового возмещения в денежной форме, в том числе величины утраты товарной стоимости транспортного средства, которая была оставлена без удовлетворения.
Просила взыскать сумму страхового возмещения в размере 75 941 рубль, величину утраты товарной стоимости в размере 25 163 рубля, расходы по оплате независимой оценки – 21 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей, судебные расходы, штраф.
Решением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 12 декабря 2017 г. иск Б. удовлетворен частично, в пользу последней с ПАО СК «Росгосстрах» взысканы сумма страхового возмещения в размере 75 941 рубль, величина утраты товарной стоимости в размере 25 163 рублей, расходы по оплате независимой оценки в размере 21 000 рублей, компенсация морального вреда - 1 000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 6 000 рублей, почтовые расходы – 261 рубль 22 копейки, расходы по досудебному урегулированию спора в размере 2 000 рублей, расходы на изготовление копий документов – 500 рублей и штраф в размере 50 552 рубля, в остальной части иска отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 13 июня 2018 г. решение суда отменено, принято по делу новое решение об отказе Б. в иске.
Президиум Волгоградского областного суда пришел к выводу, что судом апелляционной инстанции в настоящем деле были допущены существенные нарушения норм материального права, которые выразились в следующем.
Как установлено судом и следует из материалов дела, истица является собственником транспортного средства «Хендай», 2014 года выпуска.
26 сентября 2014 года между Б. и ПАО СК «Росгосстрах», сроком по 26 сентября 2015 года, заключен договор добровольного страхования указанного транспортного средства на страховую сумму 699 900 рублей, по рискам «Ущерб» и «Хищение», условиями которого определена форма страховой выплаты – ремонт на СТОА по направлению страховщика.
18 февраля 2015 года в результате ДТП транспортное средство повреждено.
12 марта 2015 года Б. обратилась к ответчику за возмещением причиненных убытков, просила выдать направление на ремонт автомобиля на СТОА или произвести страховую выплату в денежной форме.
Поскольку ПАО СК «Росгосстрах» страховое возмещение не осуществлено, для определения величины причиненных убытков Б. обратилась в ООО «Оценочная Компания Юг», согласно отчетам № 200/16 и № 139/16 стоимость восстановительного ремонта транспортного средства «Хендай», 2014 года выпуска составляет 75 941 рубль, величина утраты товарной стоимости – 25 163 рублей.
Представив данные отчеты страховщику, 20 июня 2017 года истица обратилась в ПАО СК «Росгосстрах» с досудебной претензией о возмещении причиненных убытков, получение которой ответчиком не оспаривалось.
Тем не менее, ответчиком истцу страховая выплата произведена не была, в том числе не выдано и направление на ремонт автомобиля на СТОА, 26 июня 2017 года Б. направлен соответствующий отказ со ссылкой на неисполнение обязанности по представлению предусмотренных договором при наступлении страхового случая документов.
Частично удовлетворяя иск Б. суд первой инстанции счел, что на стороне ПАО СК «Росгосстрах» в связи с наступлением страхового случая возникла обязанность по возмещению истцу материального вреда в рамках заключенного договора страхования, в том числе величины утраты товарной стоимости транспортного средства, в денежной форме.
По сути, суд первой инстанции исходил из того, что страховой случай имел место, факт обращения истца к страховщику с заявлением о страховом случае и выплате возмещения, а также с претензией по поводу неисполнения страховщиком обязательств установлен.
Отменяя решение суда, суд апелляционной инстанции, указал, что страховой случай имеет место, но по условиям договора между истцом и ответчиком страховая выплата производится путем ремонта автомобиля на СТОА по направлению страховщика. Замена данного вида возмещения страховой выплатой возможна при неисполнении страховщиком обязанности по выдаче потерпевшему направления на СТОА, осуществлении им ремонта посредством сил третьих лиц с возмещением затрат на такой ремонт при их доказанности. В данном же случае, на что сослался суд апелляционной инстанции, истцом не представлено доказательств обращения к ответчику с заявлением установленной формы, а также доказательств несения расходов на ремонт посредством сил третьих лиц. Кроме того, судом апелляционной инстанции указано, что соглашением сторон не предусмотрено возмещение страховщиком величины утраты товарной стоимости транспортного средства.
С таким выводом судебной коллегии президиум Волгоградского областного суда не согласился, указав следующее.
В соответствии с пунктом 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
По общему правилу, установленному пунктом 3 статьи 10 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации», обязательство по выплате страхового возмещения является денежным.
Согласно пункту 4 названной статьи Закона условиями страхования имущества и (или) гражданской ответственности в пределах страховой суммы может предусматриваться замена страховой выплаты (страхового возмещения) предоставлением имущества, аналогичного утраченному имуществу, а в случае повреждения имущества, не повлекшего его утраты, – организацией и (или) оплатой страховщиком в счет страхового возмещения ремонта поврежденного имущества.
В соответствии со статьей 405 ГК РФ должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой, и за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения (пункт 1). Если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков (пункт 2).
Как разъяснено в пункте 42 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», если договором добровольного страхования предусмотрен восстановительный ремонт транспортного средства на станции технического обслуживания, осуществляемый за счет страховщика, то в случае неисполнения обязательства по производству восстановительного ремонта в установленные договором страхования сроки страхователь вправе поручить производство восстановительного ремонта третьим лицам либо произвести его своими силами и потребовать от страховщика возмещения понесенных расходов в пределах страховой выплаты.
Таким образом, в случае нарушения страховщиком обязательства произвести ремонт транспортного средства страхователь вправе потребовать возмещения стоимости ремонта в пределах страховой суммы.
С учетом изложенного вывод суда апелляционной инстанции о том, что при указанных выше обстоятельствах у истца отсутствует право требовать выплаты стоимости восстановительного ремонта, противоречит приведенным нормам права и Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
Согласно статье 961 ГК РФ страхователь по договору имущественного страхования после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, обязан незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя. Если договором предусмотрен срок и (или) способ уведомления, оно должно быть сделано в условленный срок и указанным в договоре способом. Неисполнение обязанности, предусмотренной пунктом 1 данной статьи, дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение.
Как разъяснено в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», следует иметь в виду, что на страхователя возлагается обязанность лишь по уведомлению о наступлении страхового случая определенным способом и в определенные сроки. Обязанность по представлению одновременно с этим уведомлением всех необходимых документов на страхователя (выгодоприобретателя) законом не возлагается.
При этом страхователь или выгодоприобретатель имеет возможность оспорить отказ страховщика в выплате страхового возмещения, предъявив доказательства того, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не повлияло на его возможность определить, действительно ли имел место страховой случай и какова сумма причиненного ущерба (пункт 2 статьи 961 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с пунктом 2 статьи 401 названного кодекса отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.
Согласно пункту 4 статьи 13 Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-I «О защите прав потребителей» изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.
В пункте 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» указано, что при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере).
Судом апелляционной инстанции приведенные положения закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации не учтены.
Из установленных обстоятельств дела следует, что истец обращался в страховую компанию, в досудебной претензии о страховом случае ответчику сообщил. Страховщиком же не представлено каких-либо доказательств того, что им предпринимались меры к исполнению обязательств, однако это стало невозможным из-за ненадлежащего поведения истца.
На основании вышеизложенного апелляционное определение было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (постановление президиума Волгоградского областного суда от 5 декабря 2018 г., № 44г-268/2018).

Источник: Обобщение судебной практики судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда за 4 квартал 2018 г. (утверждено Президиумом Волгоградского областного суда 27.03.2019 г.)