Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Включается ли в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, отпуск по уходу за ребенком?

Включается ли в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, отпуск по уходу за ребенком?

Опубликовано 09.01.2020

Если отпуск по уходу за ребенком начался до 6 октября 1992 года, то период нахождения в данном отпуске подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, в льготном исчислении, независимо от момента его окончания (до или после этой даты).

С. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Волгоградской области (далее - ОПФО по Волгоградской области), Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Кировском районе г. Волгограда (далее - УПФР в Кировском районе
г. Волгограда) о возложении обязанности включить периоды работы в специальный стаж.

В обоснование указала, что в октябре 2014 г. ей была назначена досрочная пенсия в связи с работой в местности, приравненной к Крайнему Северу. УПФР в Кировском районе г. Волгограда решением от 5 марта 2018 г. № С-38-54/14 отказало во включении периода отпуска по уходу за детьми в стаж работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, и в установлении права на повышенный фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии.

Считает, что действиями ответчиков нарушаются ее пенсионные права, в связи с чем просила суд признать период нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 18 сентября 1988 г. по 23 января 1990 г. подлежащим включению в стаж работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в целях установления права на повышенный фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии; обязать УПФР в Кировском районе
г. Волгограда включить период нахождения в отпуске по уходу за ребенком с
18 сентября 1988 г. по 23 января 1990 г. в стаж работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, при определении права на установление фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии в повышенном размере в соответствии с пунктом 11 статьи 14 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее – Закон о трудовых пенсиях); обязать УПФР в Кировском районе г. Волгограда производить выплату фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии в повышенном размере в соответствии с пунктом 1 статьи 14 Закона о трудовых пенсиях со дня назначения досрочной пенсии по старости.

Решением Кировского районного суда г. Волгограда от 4 сентября 2018 г. в удовлетворении заявленных исковых требований С. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 22 ноября 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Президиум Волгоградского областного суда пришел к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции были допущены существенные нарушения норм материального права, что повлекло за собой отмену апелляционного определения по следующим основаниям.

Как установлено судом и следует из материалов дела, решением УПФР в Кировском районе г. Волгограда № 14019645 от 30 сентября 2014 г. С. назначена досрочная трудовая пенсия по старости в соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 28 Закона о трудовых пенсиях как лицу, проработавшему в местностях, приравненных к Крайнему Северу.

При этом в льготный стаж истца включен период с 21 ноября 1984 г. по 7 сентября 1992 г., который поглощает заявленный истцом спорный период с 18 сентября 1988 г. по 23 января 1990 г. Данный период включен УПФР в Кировском районе г. Волгограда для определения права истца на пенсию.

6 февраля 2018 г. С. обратилась в пенсионный орган с заявлением о перерасчете пенсии по старости с повышенным фиксированным базовым размером в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», включении в стаж работы в районах Крайнего Севера периодов нахождения в отпуске по уходу за ребенком.

5 марта 2018 г. пенсионный орган отказал истцу в установлении повышенной фиксированной выплаты к страховой пенсии, поскольку законодательством зачет периодов нахождения в отпуске по уходу за ребенком в стаж работы в районах Крайнего Севера и местностях, к ним приравненным, не предусмотрен.

Не согласившись с данным ответом, С. обратилась в ОПФО по Волгоградской области.

Согласно ответу ОПФО по Волгоградской области № С-1551-1467/14 от 13 апреля 2018 г. по документам пенсионного дела продолжительность С. стажа работы в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, составляет менее 20 лет (18 лет 9 месяцев 15 дней), основания для установления повышения фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости (с 1 января 2015 г. – фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости), отсутствуют.

С. обратилась в суд с вышеуказанным иском.

Сославшись на положения статьи 1, статьи 11, частей 4, 6 статьи 17 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», Постановление Правительства Российской Федерации от 14 июля 2014 г. № 651 «О порядке приравнивания к работе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях при определении стажа работы в указанных районах и местностях работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости» районный суд указал, что периоды нахождения в отпуске по уходу за ребенком не могут рассматриваться как осуществление трудовой деятельности и, соответственно, давать право на включение спорного периода в стаж работы в районах Крайнего Севера, для назначения повышенного размера фиксированной выплаты к страховой пенсии, и в соответствии частью 5 статьи 17 указанного закона и положениями Закона о трудовых пенсиях периоды нахождения в отпуске по уходу за ребенком включаются в страховой стаж и общий календарный стаж для исчисления расчетного пенсионного капитала застрахованного лица, отказав в удовлетворении требований.

С выводами суда первой инстанции согласилась апелляционная инстанция.

Вместе с тем, в соответствии с частью 2 статьи 39 Конституции Российской Федерации государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом. Основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на трудовые пенсии устанавливаются Законом о трудовых пенсиях в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», который, в свою очередь, устанавливает организационные, правовые и финансовые основы обязательного пенсионного страхования в Российской Федерации.

В статье 7 Закона о трудовых пенсиях (действовавшего до 1 января 2015 г. - в период спорных правоотношений) указано, что право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет.

Положениями подпункта 6 пункта 1 статьи 28 Закона о трудовых пенсиях установлено, что трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет.

Гражданам, работавшим как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях, трудовая пенсия устанавливается за 15 календарных лет работы на Крайнем Севере. При этом каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера.

Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. № 312-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (абзацы 1 и 2) дополнил статью 14 названного Закона пунктом 4.2, предусматривающим установление повышенного размера базовой части трудовой пенсии по старости лицам, работавшим в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним, при наличии одновременно двух условий: стажа работы определенной продолжительности в указанных районах и местностях (не менее 15 календарных лет) и страхового стажа (не менее 25 лет у мужчин и не менее 20 лет у женщин).

Согласно пункту 7, пункту 11 статьи 14 Закона о трудовых пенсиях лицам (за исключением лиц, достигших возраста 80 лет или являющихся инвалидами I группы), проработавшим не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера и имеющим страховой стаж не менее 25 лет у мужчин или не менее 20 лет у женщин, не имеющим на иждивении нетрудоспособных членов семьи, фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии по старости устанавливается в повышенном размере.

Таким образом, условием для назначения повышенных размеров базовых частей трудовой пенсии является наличие у женщин страхового стажа 20 лет и стажа в районе Крайнего Севера 15 лет, независимо от места жительства и возраста гражданина.

В силу пункта 6 статьи 14 указанного Закона фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии по старости, указанный в п.п. 2 - 5 настоящей статьи, лицам, проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, увеличивается на соответствующий районный коэффициент, устанавливаемый Правительством Российской Федерации в зависимости от района (местности) проживания, на весь период проживания указанных лиц в этих районах (местностях).

При переезде граждан на новое место жительства в другие районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности, в которых установлены иные районные коэффициенты, фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии по старости определяется с учетом размера районного коэффициента по новому месту жительства.

При выезде граждан за пределы районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей на новое место жительства фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии по старости определяется в соответствии с п. п. 2 - 5 настоящей статьи.

Предметом спора по настоящему делу является возможность включения в стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях в целях установления фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости в повышенном размере периода нахождения истца в отпуске по уходу за ребенком.

До введения в действие Закона Российской Федерации от 25 сентября
1992 г. № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» статья 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком в стаж работы по специальности для назначения пенсии по выслуге лет.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22 января
1981 г. «О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей» были установлены частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

В соответствии с пунктом 2 постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 г. № 677 «Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей» с 1 декабря 1989 г. повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком была увеличена до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Впоследствии право женщин, имеющих малолетних детей, оформить отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет было предусмотрено Законом СССР от 22 мая 1990 г. № 1501-1 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства», которым были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, утвержденные Законом СССР от 15 июля 1970 г., статья 71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

С принятием Закона РФ от 25 сентября 1992 г. № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» (вступил в силу
6 октября 1992 г.) период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях.

Однако согласно правовой позиции, изложенной в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. № 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии», при разрешении споров, возникших в связи с включением женщинам в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода нахождения их в отпуске по уходу за ребенком, судам следует исходить из того, что если указанный период имел место до 6 октября 1992 года (времени вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 г. № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации», с принятием которого период нахождения в отпуске по уходу за ребенком не включается в специальный стаж работы в случае назначения пенсии на льготных условиях), то он подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости. Необходимо учитывать, что если отпуск по уходу за ребенком начался до 6 октября 1992 года, то период нахождения в данном отпуске подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, независимо от момента его окончания (до или после этой даты) (постановление Президиума Волгоградского областного суда от 10 апреля 2019 г., № 44г-94/2019).

Источник: Обобщение судебной практики судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда за 2 квартал 2019 г.(утв. Президиумом Волгоградского областного суда 23.10.2019 г. http://oblsud.vol.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=979)