Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Устанавливались ли судами при рассмотрении дел данной категории обстоятельства, исключающие материальную ответственность работника, и какие? Ставился ли вопрос о таких обстоятельствах судами на обсуждение?

Устанавливались ли судами при рассмотрении дел данной категории обстоятельства, исключающие материальную ответственность работника, и какие? Ставился ли вопрос о таких обстоятельствах судами на обсуждение?

Опубликовано 09.01.2020

В практике судов Волгоградской области имелись случаи отказа в удовлетворении требований, так решением Фроловского городского суда Волгоградской области по гражданскому делу № 2-143/2017 от 8 февраля 2017 г. отказано в удовлетворении исковых требований управления Федеральной службы судебных приставов по Волгоградской области к Симоновой Н.В. о возмещении ущерба, причиненного вследствие неправомерных действий судебного пристава-исполнителя.

Требования мотивированы тем, что решением Ворошиловского районного суда г. Волгограда с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России за счет казны РФ в пользу Рухова Н.В. взысканы убытки в размере 92000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 2960 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 13000 руб., а всего 107960 руб. Платежным поручением от 9 июня 2016 г. № 2914 межрегиональным операционным УФК Минфин России исполнены требования исполнительного документа перечислением в пользу Рухова Н.В. денежных средств в размере 107960 руб. Убытки причинены в результате хищения изъятого у должника Рухова Н.В. в процессе исполнительных действий транспортного средства, не принятия мер к надлежащему хранению и сохранности.

Полагая, что между причиненными убытками и действиями судебного пристава-исполнителя Арсеновой Н.В. (Симоновой Н.В.) имеется причинно-следственная связь, вследствие неправомерного бездействия, просили взыскать с нее ущерб в размере 107960 руб.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, на исполнении судебного пристава-исполнителя Фроловского районного отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Волгоградской области находилось исполнительное производство № 11035/11/34/34 о взыскании с Рухова Н.В. в пользу Руховой Л.Ю. алиментов на содержание несовершеннолетнего ребёнка.

В процессе исполнения был арестован и изъят принадлежащий должнику автомобиль «ВАЗ 210740», государственный регистрационный знак А …, который ввиду непринятия судебным приставом-исполнителем мер к его сохранности был похищен, чем причинен ущерб его собственнику Рухову Н.В.

2 февраля 2016 г. вступившим в законную силу решением Ворошиловского районного суда города Волгограда с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации в счет возмещения стоимости утраченного транспортного средства «ВАЗ 210740», государственный регистрационный знак А …, в пользу Рухова Н.В. взыскано 92000 руб. и судебные расходы в размере 15960 руб., а всего 107960 руб.

Во исполнение принятого судебного решения платёжным поручением № 2914 от 9 июня 2016 г. Межрегиональным операционным УФК Минфин России в пользу Рухова Н.В. перечислены денежные средства в сумме 107960 руб.

Однако из судебного акта усматривается, что судебный-пристав исполнитель Симонова Н.В. к участию в деле не привлекалась, каких-либо сведений о наличии её вины в причинении ущерба решение не содержит.

Между тем, в соответствии с приказом № 2838-к от 13 ноября 2013 г. и заключением по результатам служебной проверки от 1 ноября 2013 г. за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, нарушение требований законодательства Симоновой Н.В. объявлен выговор.

В соответствии со ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

В соответствии с ч. 1 ст. 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей) имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Таким образом, регрессные иски, предъявляемые работодателем на основании указанных норм права, представляют собой правовой механизм возложения бремени ответственности за причиненный вред непосредственно на причинителя вреда.

При этом, исходя из буквального смысла положений, закреплённых в ст.ст. 1070, 1081 ГК РФ необходимо доказать незаконность действий (бездействий) ответчика, по вине которого произведено указанное возмещение.

Таким образом, наличие вины ответчика является обстоятельством, имеющим юридическое значение для правильного разрешения настоящего дела.

Так судом установлено, что исполнительное производство в отношении должника Рухова Н.В. ответчику Симоновой Н.В. не передавалось, вина ответчика не установлена, в материалах дела отсутствуют указание на конкретные незаконные действия ответчика. Выводы суда соответствуют требованиям закона и обстоятельствам дела.

Более того, из акта № 1 от 27 августа 2013 г. следует, что исполнительное производство 11035/11/34/34 в отношении должника Рухова Н.В., изъятое имущество автомобиль «ВАЗ 210740», сданы на период декретного отпуска начальником отдела И.А. Ярковенко, приняты судебным приставом-исполнителем Д.В. Москалевой. Данный акт не содержит сведений о Симоновой Н.В. и передаче ей документов либо имущества должника Рухова Н.В.

В соответствии с приказом № 1228 от 16 сентября 2013 г. по акту приема дел старший судебный пристав Москалева Д.В. передала исполняющей обязанности начальника отдела - старшему судебному приставу Неклявой Е.В. в соответствии с должностным регламентом дела и материальные ценности, где также нет никаких сведений о передаче имущества либо исполнительного производства Симоновой Н.В., должностной регламент которой обязывает ее принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению документов, находящихся у нее на исполнении.

При этом суд исходил из того, что в соответствии с инструкцией по делопроизводству в Федеральной службе судебных приставов, утвержденной приказом ФССП России от 10 декабря 2010 г. № 682 перед уходом в отпуск, убытием в командировку, на время болезни или отстранения от работы и в других случаях временного отсутствия государственные служащие службы передают находящиеся у них на исполнении документы ответственному за делопроизводство или по указанию руководителя структурного подразделения другому работнику по реестру с внесением сведений о движении этих документов в регистрационно-контрольные карточки в СЭД.

Исполнительные документы, исполнительные производства (текущие и оконченные, не переданные в архив) и иные документы между судебными приставами-исполнителями передаются по акту с внесением сведений о движении этих документов в книгу учета исполнительных документов базы данных ПК ОСП.

Вместе с тем, истцом в нарушение положений ст. 6 . Доказательства и доказывание > Статья 56. Обязанность доказывания">56 Гражданского процессуального кодекса РФ не представлено суду бесспорных доказательств, подтверждающих факт передачи находившихся у судебного пристава-исполнителя Степанова Д.И. на исполнении документов в отношении должника Рухова Н.В. судебному приставу Симоновой Н.В.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда № 33-7984/2017).

Решением Советского районного суда г. Волгограда по гражданскому делу № 2-2094/2015 по иску ООО фирма «Санги стиль» отказано в удовлетворении требований о взыскании материального ущерба с работников.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции обоснованно руководствовался ст. 238, 242, 247 ТК РФ, Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными Приказом Минфина России от 13 июня 1995 г. № 49, Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 52 от 16 ноября 2006 г. «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» и исходил из того, что при проведении инвентаризации и оформлении ее результатов работодателем были допущены существенные нарушения, свидетельствующие о невозможности установить лиц, виновных в причинении ущерба, а также степень вины каждого из работников в его причинении.

При этом суд правильно указал, что истцом был грубо нарушен порядок проведения инвентаризации, предусмотренный Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными Приказом Министерства финансов РФ от 13 июня 1995 г. № 49, так как в подтверждение причиненного ущерба, не были представлены надлежащие доказательства, предусмотренные вышеуказанным правовым актом.

Так, в нарушение положений п. 2.3, 2.9, 2.4, 2.7, 2.14, 3.15 Методических указаний, а акте инвентаризации отсутствуют подписи и отметки о проверке цен, таксировки и подсчетов итогов лиц, производивших проверку; расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и, все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы; наименования инвентаризуемых ценностей и объектов, их количество; опись по номенклатуре и в единицах измерения, принятых на учет материальных ценностей.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу о том, что по представленному истцом акту ревизии невозможно определить наименование товара (его вид, группу, артикул, сорт и др.), подлежащего инвентаризации, его количество, стоимость за одну единицу.

Кроме того, суд обоснованно пришел к выводу, что в нарушение п. 2.10 Методических указаний, предусматривающего, что при смене материально ответственных лиц принявший имущество расписывается в описи в получении, а сдавший - в сдаче этого имущества, истцом не представлено достоверных доказательств того, что ответчики при поступлении на работу приняли товарно-материальные ценности с остатком, указанным в акте инвентаризации товаров от 26 декабря 2014 г.

Кроме того, работодателем была нарушена процедура установления ущерба конкретными работниками, поскольку не было проведено служебное расследование для установления причин возникновения ущерба в соответствии с ч. 1 ст. 247 ТК РФ, а также не предприняты все предусмотренные законом и специальными нормативными актами меры для установления факта недостачи, ее размера, причин образования и размера причиненного работодателю прямого действительного ущерба, не установлена вина каждого из ответчиков в возникновении недостачи, а также причинная связь между их противоправными действиями и наступившими убытками.

Принимая во внимание, что работодателем были нарушены предусмотренные законом требования при проведении инвентаризации, не представлены допустимые доказательства, подтверждающих количество и стоимость переданных ответчикам в подотчет товарно-материальных ценностей, а также не доказан размер причиненного ущерба каждым из работников, суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда по гражданскому делу № 33-3097/2016 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда, основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

К обстоятельствам, имеющим правовое значение для правильного разрешения настоящего спора, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Однако из материалов дела такая совокупность обстоятельств не усматривалась.

Таким образом, наличие какого-либо прямого реального ущерба, причиненного в результате виновного и противоправного поведения ответчиков, связанного с сохранностью вверенных им материальных ценностей, не было установлено.

Источник: Обобщение по результатам изучения судебной практики разрешения судами Волгоградской области в 2015-2017 годах гражданских дел по спорам, связанным с материальной ответственностью работника (http://oblsud.vol.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=936)