Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Руководствуемся законами, действующими на момент открытия наследства, или на дату смерти?

Руководствуемся законами, действующими на момент открытия наследства, или на дату смерти?

Опубликовано 09.01.2020

Наследственные отношения регулируются правовыми нормами, действующими на день открытия наследства. В частности, этими нормами определяются круг наследников, порядок и сроки принятия наследства, состав наследственного имущества.

П.Е.А. обратилась в суд с иском к П.В.А., П.О.А., П.С.В., П.П.А. о признании права собственности на наследственное имущество.

В обоснование исковых требований указано, что П.Т.И., умершая 19 декабря 1989 года, является матерью П.Е.А. и ответчиков. Земельный участок, расположенный по адресу: с. Ольховка ул. В., 86 Ольховского района Волгоградской области принадлежал наследодателю П.Т.И. на праве пожизненного наследуемого владения. После смерти П.Т.И. постановлением Ольховского поселкового Совета народных депутатов от 30 января 1990 года опекуном над несовершеннолетними истцом, а также братьями и сестрой истца, был назначен П.В.А., достигший к тому моменту совершеннолетия. П.В.А. обратился в администрацию Ольховского поселкового совета Ольховского района Волгоградской области с заявлением о предоставлении ему в собственность спорного земельного участка, для ведения личного подсобного хозяйства, которое было удовлетворено 21 октября 1992 года. 20 января 1997 года постановлением администрации Ольховского сельсовета Ольховского района Волгоградской области размер предоставляемого участка был увеличен с 1900 кв.м, до 2006 кв.м. О том, что П.В.А. обратился с заявлением в администрацию о предоставлении земельного участка только ему, истец не знала, поскольку являлась несовершеннолетней. 08 ноября 2011 года Ольховским районным судом Волгоградской области было принято решение о признании за истцом права собственности на 1/5 долю жилого дома, расположенного по адресу: Волгоградская область, Ольховский район, село Ольховка, ул. В., 86.

Полагая, что ответчиком П.В.А нарушено право наследования истца по закону, П.Е.А., уточнив исковые требования, просила суд включить в наследственную массу умершей 19 декабря 1989 года П.Т.И., земельный участок, расположенный по адресу: Волгоградская область, Ольховский район, с. Ольховка, ул. В., д.86, площадью 2006 кв.м; признать за истцом право собственности в порядке наследования по закону на 1/5 доли земельного участка; признать недействительной запись о государственной регистрации права за № 34-34-04/023/2013-362 от 01 июля 2013 года на земельный участок; обязать Управление Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Волгоградской области исключить запись о регистрации права на спорный земельный участок из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Решением Ольховского районного суда Волгоградской области от 28 марта 2018 года исковые требования удовлетворены частично: спорный земельный участок включен в наследственную массу умершей 19 декабря 1989 года П.Т.И.; за П.Е.А. признано право общей долевой собственности на 1/5 доли земельного участка; признана недействительной запись о государственной регистрации права за №34-34-04/023/2013-362 от 01 июля 2013 года на земельный участок. В удовлетворении остальных исковых требований отказано.

Судебная коллегия отменила вышеуказанное решение суда по апелляционной жалобе П.В.А. и приняла новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, исходя из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе, имущественные права и обязанности.

В силу статьи 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

Согласно статье 25 Земельного кодекса Российской Федерации права на земельные участки, предусмотренные главами III и IV настоящего Кодекса, возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами, и подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации недвижимости».

Из материалов дела следует, что П.Т.И. являлась матерью истца П.Е.А. и ответчиков П.В.А., П.О.А., П.С.В. и П.П.А.

Согласно похозяйственным книгам и земельно-шнуровой книге, главой семьи хозяйства, расположенного в с. Ольховка ул. В., 86, в период с 1983 года по 1989 года являлась П.Т.И.

В состав ее хозяйства входили жилой дом и земельный участок площадью 0,19 га, членами её хозяйства являлись как истец, так и ответчики по делу.

19 декабря 1989 года П.Т.И. умерла.

Решением Ольховского поселкового Совета народных депутатов от 30 января 1990 года № 1/3 над несовершеннолетними П.Е.А. и П.С.В. утверждена опека и опекуном над ними и их имуществом назначен П.В.А.

Распоряжением от 21 октября 1991 года № 13-р П.В.А. предоставлен в собственность, бесплатно, земельный участок, с учетом постановления администрации Ольховского сельсовета от 20 января 1997 года № 1 и увеличения границ, площадью 2006 кв.м, расположенный в с. Ольховка ул. В., 86 Ольховского района Волгоградской области.

Право собственности П.В.А. на данный земельный участок зарегистрировано в Едином государственном реестре недвижимости за № 34-34-04/023/2013-362 от 01 июля 2013 года.

Решением Ольховского районного суда Волгоградской области № 2-699/11 от 08 ноября 2011 года, вступившим в законную силу, за П.Е.А. признано право общей долевой собственности 1/5 доли жилого дома, расположенного в с. Ольховка ул. В., 86 Ольховского района Волгоградской области, в порядке наследования по закону после смерти П.Т.И., умершей 19 декабря 1989 года.

Удовлетворяя исковые требования в части включения спорного земельного участка в наследственное имущество после смерти П.Т.И., суд первой инстанции применил положения раздела V «Наследственное право» части третьей ГК РФ, статей 25 и 36 Земельного кодекса Российской Федерации, пункта 4 и пункта 9.1 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 года № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации».

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции не согласилась в связи с неправильным применением судом первой инстанции при разрешении спора норм материального права.

В соответствии со статьей 4 ГК РФ, акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Согласно статье 5 Федерального закона от 26 ноября 2001 года № 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», часть третья Кодекса применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после введения ее в действие. По гражданским правоотношениям, возникшим до введения в действие части третьей Кодекса, раздел V «Наследственное право» применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

Часть третья ГК РФ введена в действие с 01 марта 2002 года, за исключением отдельных положений.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» наследственные отношения регулируются правовыми нормами, действующими на день открытия наследства.

В частности, этими нормами определяются круг наследников, порядок и сроки принятия наследства, состав наследственного имущества.

На момент смерти П.Т.И. наследственные правоотношения регулировались положениями раздела VII ГК РСФСР в редакции от 24 февраля 1987 года.

В силу статьи 527 ГК РСФСР в состав наследства входило имущество умершего, принадлежащее ему на праве собственности.

В соответствии со статьей 95 ГК РСФСР (в редакции, действовавшей на момент смерти наследодателя), земля находилась в исключительной собственности государства и предоставлялась только в пользование.

Статьей 105 ГК РСФСР (в редакции, действовавшей на момент смерти наследодателя) предусматривалось, что в личной собственности граждан могут находиться предметы обихода, личного потребления, удобства и подсобного домашнего хозяйства, жилой дом и трудовые сбережения.

Таким образом, исходя из нормативно-правового регулирования, действовавшего в момент открытия наследства, земельный участок, как объект права собственности, в состав наследственного имущества не мог входить, право собственности гражданина на него возникнуть не могло.

В последующем, право собственности на земельный участок, на котором расположен жилой дом, принадлежащий гражданину на праве собственности, могло возникнуть из иных, отличных от наследования основаниях.

Исходя из приведенных выше норм права, у суда первой инстанции не имелось правовых оснований для удовлетворения исковых требования П.Е.А. о включении земельного участка, расположенного в с. Ольховка ул. В., 86 Ольховского района Волгоградской области в наследственную массу после смерти П.Т.И., признании за истцом права общей долевой собственности на 1/5 доли земельного участка, как и производных требований о признании недействительной записи о государственной регистрации права на указанный земельный участок 01 июля 2013 года за П.В.А.

По приведенным основаниям решение суда первой инстанции было отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам от 16 января 2019 года, № 33-409/2019).

Источник: Обобщение судебной практики Волгоградского областного суда за 1 квартал 2019 года (http://oblsud.vol.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=975)