Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Рассматривались ли судами споры о возмещении работником ущерба, причиненного третьим лицам, в порядке регресса?

Рассматривались ли судами споры о возмещении работником ущерба, причиненного третьим лицам, в порядке регресса?

Опубликовано 09.01.2020

Организация-работодатель несет перед потерпевшим материальную ответственность в полном объеме причиненного ему материального ущерба. В то же время с работника, виновного в причинении вреда (водителя), работодатель в порядке регресса взыскивает возмещение в зависимости от предела материальной ответственности. На практике это осуществляется в разных судебных процессах: сначала рассматривается дело по иску к работодателю, а затем, если работником добровольно не возмещен соответствующий ущерб, рассматривается дело по иску работодателя к работнику.

Под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим.

Так, согласно решению Камышинского городского суда Волгоградской области от 21 июля 2015 г. по гражданскому делу № 2-1703/2016, исковые требования Федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» в лице УФПС Волгоградской области – филиала ФГУП «Почта России» к Тимошиной Н.Ю. о возмещении ущерба, причиненного утратой международного почтового отправления, произошедшей по вине работника в порядке регресса, удовлетворены в полном объеме. Вместе с тем, суд удовлетворяя исковые требования истца, учел вину работника в причинении ущерба, которая была выражена в виде объяснительной ответчика, в которой она признала неправомерность своих действий.

В силу п. 2.1.4 ч. 2.1 ст. 2 Трудового договора от 23 апреля 2010 г. № 79/10 ФГУП «Почта России» в лице Камышинского почтамта УФПС Волгоградской области – филиала ФГУП «Почта России», «Ответчик» должен способствовать своими действиями достижения максимальной прибыли ФГУП «Почта России».

Тимошина Н.Ю. выдала международное почтовое отправление № CL 422018914 DE ненадлежащему адресату, причинив тем самым материальный ущерб (прямой действительный ущерб) «Работодателю» - «Истцу».

Размер ущерба установлен на основании решения, вынесенного мировым судьей судебного участка № 117 Волгоградской области от 23 июля 2014 г. № 2-117-1680/2014, вступившим в законную силу, в сумме 75260 руб. 86 коп., которым с УФПС Волгоградской области – филиала ФГУП «Почта России» в пользу Молчановой Е.В. взыскана сумма в размере 45280 руб. в счет возмещения ущерба, сумма в размере 3427 руб. 24 коп. в счет возмещения затрат на отправку посылки, сумма в размере 700 руб. в счет возмещения расходов на оформление доверенности, сумма в размере 1000 руб. в счет компенсации морального вреда, штраф в размере 24853 руб. 62 коп.

Вынесенное решение не обжаловано и вступило в законную силу.

Решением Котельниковского районного суда Волгоградской области по гражданскому делу № 2-617/2016 удовлетворены исковые требования муниципального казенного учреждения «Хозяйственно-эксплуатационная служба» Котельниковского муниципального района к Гаврилову Г.И. о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, произошедшем по вине работника, в порядке регресса.

Как установлено вступившим в законную силу постановлением следователя СО Отдела МВД Росси по Пролетарскому району Ростовской области от 23 сентября 2015 г. уголовное преследование и уголовное дело в отношении Гаврилова Г.И. прекращено по ч. 3 ст. 264 УК РФ в связи с применением акта амнистии. В результате ДТП по вине Гаврилова Г.И. Бородачеву Д.О. причинен тяжкий вред здоровью, а Волков А.В. от полученных травм скончался на месте происшествия.

Гаврилов Г.И. являлся работником МКУ «ХЭС», с ним был заключен трудовой договор от 1 июля 2011 г.

Решениями Котельниковского районного суда Волгоградской области от 2 марта 2016 г. и 10 марта 2016 г. МКУ «ХЭС» возместило моральный вред Бородачеву Д.О. в размере 200000 руб., Волкову В.М. и Волковой Э.Н. по 800000 руб. каждому, что подтверждалось платежными поручениями.

Суд установил, что вина Гаврилова Г.И. установлена постановлением следователя, пришел к верному выводу о возложении на Гаврилова Г.И. полной материальной ответственности.

В апелляционном порядке решение суда не обжаловалось.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда по гражданскому делу № 33-8049/2017 оставлено без изменения решение Краснооктябрьского районного суда города Волгограда, которым удовлетворены частично исковые требования Федеральной службы судебных приставов России к Неверову А.А. о возмещении ущерба в порядке регресса.

Ранее решением Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда от
15 июля 2015 г., с Федеральной службы судебных приставов России за счет средств казны Российской Федерации в пользу Хлюстова А.С. в счет возмещения материального ущерба взысканы денежные средства в размере 23400 руб. и компенсация морального вреда в размере 10000 руб.

Вышеуказанное решение суда в установленный законом срок вступило в законную силу и обращено к исполнению.

Основанием к возмещению Хлюстову А.С. материального ущерба и компенсации морального вреда стало незаконное бездействие судебного пристава-исполнителя Краснооктябрьского районного отдела города Волгограда УФССП по Волгоградской области Неверова А.А., выразившееся в несвоевременном принятии мер по снятию ограничения права Хлюстова А.С. на выезд за пределы РФ.

Несвоевременное исполнение судебным приставом-исполнителем порядка, предусмотренного для отмены ограничений, привело к нарушению норм Федерального закона РФ «Об исполнительном производстве», конституционных прав Хлюстова А.С. на свободу передвижения, и причинению ему убытков, в связи с невозможностью реализации последним приобретенного туристического продукта.

Названные обстоятельства установлены вступившим в законную силу судебным актом и, в силу положений статьи 61 Гражданского процессуального кодекса РФ, не подлежат доказыванию вновь.

Таким образом, факт совершения незаконного действия должностным лицом установлен; наличие вреда, причинённого гражданину, а также наличие прямой причинной связи между указанным действием и причинённым вредом - доказано.

Материалами дела также подтверждено, что требования исполнительного документа, выданного на основании указанного выше судебного акта, Федеральной службой судебных приставов России исполнены, на счёт Хлюстова А.С. 17 ноября 2015 г. перечислены денежные средства в размере 33400 руб., что подтверждается платёжным поручением № 467973.

Суд первой инстанции, принимая во внимание изложенное, а также то обстоятельство, что во исполнение судебного акта, возложившего на Федеральную службу судебных приставов России обязанность по возмещению вреда по основаниям статьи 1069 Гражданского кодекса РФ, произведена выплата компенсации морального и материального вреда, причиненного незаконным бездействием должностного лица, пришел к верному выводу о праве Российской Федерации, в силу положений статьи 1081 Гражданского кодекса РФ, регресса к данному должностному лицу.

Неверов А.А. с 13 февраля 2013 г. по настоящее время работает в должности федеральной государственной гражданской службы судебного пристава-исполнителя Краснооктябрьского районного отдела судебных приставов города Волгограда.

Согласно справке № 779 от 22 марта 2017 г. среднемесячный доход Неверова А.А за период с 1 марта 2016 г. по 28 февраля 2017 г. составил 26698 руб.47 коп.

Деятельность судебных приставов регламентируется Конституцией РФ, ФЗ от 21 июля 1997 г. №118-ФЗ «О судебных приставах», ФЗ от 2 октября 2007 г. №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и Положением о Федеральной службе судебных приставов, утверждённым Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. № 1316.

Судебный пристав является должностным лицом, состоящим на государственной службе (статья 3 ФЗ «О судебных приставах»).

Регулирование отношений, связанных с гражданской службой, осуществляется Федеральным законом от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной гражданской службы Российской Федерации» и Федеральным законом от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

При этом, Федеральные законы от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» и от 27 июля 2004 г. №79-ФЗ «О государственной службе» не закрепляют статуса судебного пристава-исполнителя как должностного лица, несущего полную материальную ответственность за вред, причинённый работодателю.

Между тем, в соответствии со статьёй 13 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» гражданский служащий – гражданин Российской Федерации, взявший на себя обязательства по прохождению гражданской службы.

Гражданский служащий осуществляет профессиональную служебную деятельность на должности гражданской службы в соответствии с актом о назначении на должность и со служебным контрактом и получает денежное содержание за счёт средств федерального бюджета или бюджета субъекта Российской Федерации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 30 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», исходя из статьи 73 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» Трудовой кодекс РФ, другие федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, могут применяться к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Исходя из изложенного, нормы Трудового кодекса РФ применяются к правоотношениям, возникшим при прохождении службы в органах Управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации, в случаях, предусмотренных специальными правовыми актами либо тогда, когда эти правоотношения не урегулированы ими и требуется применение норм трудового законодательства по аналогии.

Специальными законами материальная ответственность должностных лиц Управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации не регулируется, поэтому при рассмотрении данного дела применению подлежали нормы главы 39 Трудового кодекса РФ.

На основании статьи 238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

В силу статьи 243 Трудового кодекса РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случаях причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда.

При этом в силу статьи 241 Трудового кодекса РФ за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, содержащимися в пункте 15 Постановления от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам.

Учитывая приведенные положения гражданского и трудового законодательства, позицию Верховного Суда РФ, суммы, выплаченные работодателем третьим лицам в счет возмещения вреда, причиненного данным работником при исполнении им трудовых обязанностей в результате его виновных действий (если обстоятельства, исключающие материальную ответственность работника, отсутствуют), подлежат возмещению работником работодателю, поскольку составляют прямой действительный ущерб для последнего.

При этом за причинённый ущерб работник несёт материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами.

Источник: Обобщение по результатам изучения судебной практики разрешения судами Волгоградской области в 2015-2017 годах гражданских дел по спорам, связанным с материальной ответственностью работника (http://oblsud.vol.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=936)