Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Какими необходимым условиями служит наступление материальной ответственности работника за причиненный ущерб работодателю?

Какими необходимым условиями служит наступление материальной ответственности работника за причиненный ущерб работодателю?

Опубликовано 09.01.2020

ИП Р.В.И. обратился в суд с иском к У., Р.С.Е., П., К., И., С. о взыскании материального ущерба, причиненного работодателю.

В обоснование исковых требований указал, что ответчики работали у истца в должности продавцов в магазине «Автозапчасти Грузовоз» на основании заключенных с ними трудовых договоров. В соответствии с договором о коллективной материальной ответственности от 1 июня 2016 года ответчики приняли на себя обязательства нести ответственность за ущерб, причиненный работодателю, и материальную ответственность за недостачу вверенного имущества.

В ходе проведения в магазине ряда ревизий была обнаружена недостача материальных ценностей, а именно: 28 февраля 2017 года на сумму 242 255 руб. 50 коп., 12 апреля 2017 года на сумму 931 390 руб. и 12 мая 2017 года на сумму 433 005 руб. 25 коп.

Служебным расследованием, проведенным истцом, было установлено, что недостача образовалась ввиду утраты ответчиками вверенного им имущества, общая сумма недостачи составила 1 606 650 руб. 75 коп. Причиненный ущерб в добровольном порядке ответчики возместить отказались.

Уточнив требования, просил суд взыскать сумму причиненного материального ущерба с У. в размере 271 842 руб. 23 коп., с Р.С.Е. в размере 266 951 руб. 64 коп., с П. – 266 951 руб. 64 коп., с К. в размере 288 120 руб. 63 коп., с И. - 245 832 руб. 97 коп., со С. в размере 266 951 руб. 64 коп.

Решением Михайловского районного суда Волгоградской области от 9 августа 2018 года исковые требования были удовлетворены.

Как следует из материалов дела, У. работал у ИП Р.В.И. с 1 апреля 2011 года в должности продавца непродовольственных товаров на основании трудового договора. Место работы согласно трудовому договору определено – ИП Р.В.И., согласно пояснениям сторон У. работал в магазине автозапчастей, расположенном по адресу: г. Михайловка, Волгоградской области, ул. Р.

Так же помимо У. в магазине работали другие продавцы, являющиеся ответчиками по настоящему делу. С ответчиками, в том числе с У., 1 июня 2016 года был заключен договор о коллективной материальной ответственности, согласно условиям которого, коллектив принимает на себя коллективную материальную ответственность за необеспечение сохранности имущества и других ценностей, переданных ему для продажи, а предприниматель обязуется создать коллективу условия, необходимые для надлежащего исполнения принятых обязательств по договору (пункт 1.1 Договора).

Так же из материалов дела следует, что на основании приказа ИП Р.В.И. № 1-П от 20 февраля 2017 года в магазине «Автодетали» в период с 27 февраля 2017 года по 2 марта 2017 года была проведена инвентаризация, в результате которой установлена недостача на сумму 242 255 руб. 50 коп. 12 апреля 2017 года в магазине «Автодетали» (группа «Иномарки», 16 гр. МАЗ, 29 гр. Камаз) на основании приказа ИП Р.В.И. № 5-П от 11 апреля 2017 года так же была проведена инвентаризация, в ходе которой была установлена недостача на сумму 931 390 руб. Недостача на сумму 433 005 руб. 25 коп. была установлена в ходе инвентаризации, проведенной на основании приказа ИП Р.В.И. № 4П от 11 мая 2017 года в павильоне № 623 «Грузовоз».

По утверждению истца данная недостача возникла по вине материально- ответственных лиц – работников, в том числе У.

Разрешая заявленные ИП Р.В.И. требования и удовлетворяя их, суд первой инстанции счел доказанным факт возникновения недостачи товара по вине ответчиков и взыскал с них ущерб в пользу работодателя с каждого пропорционально должностному окладу и фактически отработанному у истца времени с момента заключения договора о коллективной материальной ответственности каждого из работников и до дня обнаружения ущерба.

Не соглашаясь с решением суда первой инстанции в части взыскания материального ущерба с У., ответчик У. указал в апелляционной жалобе на недоказанность истцом вины работника в причинении ущерба, причинной связи между поведением работника и наступившим ущербом, а так же на отсутствие доказательств наличия прямого действительного ущерба и его размера, ссылаясь на недостоверность проведенных работодателем инвентаризаций.

Судебная коллегия нашла заслуживающими внимание указанные доводы апелляционной жалобы по следующим основаниям.

Статьей 232 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) определена обязанность стороны трудового договора возместить причиненный ею другой стороне этого договора ущерб в соответствии с Трудовым кодексом и иными федеральными законами.

Условия наступления материальной ответственности стороны трудового договора установлены статьей 233 ТК РФ. В соответствии с этой нормой материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Главой 39 ТК РФ «Материальная ответственность работника» определены условия и порядок возложения на работника, причинившего работодателю имущественный ущерб, материальной ответственности, в том числе и пределы такой ответственности.

Согласно части 1 статьи 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (часть 2 статьи 238 ТК РФ).

Частями 1 и 2 статьи 245 ТК РФ определено, что при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность. Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).

По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины (часть 3 статьи 245 ТК РФ).

В силу части 1 статьи 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Согласно части 2 статьи 247 ТК РФ истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт.

Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в порядке, установленном Кодексом (часть 3 статьи 247 ТК РФ).

В соответствии с пунктом 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Из приведенных правовых норм трудового законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что по общему правилу необходимыми условиями для наступления материальной ответственности работника за причиненный работодателю ущерб являются: наличие прямого действительного ущерба у работодателя, противоправность поведения (действия или бездействия) работника, причинно-следственная связь между действиями или бездействием работника и причиненным работодателю ущербом.

При этом бремя доказывания наличия совокупности указанных обстоятельств законом возложено на работодателя, который до принятия решения о возмещении ущерба конкретным работником обязан провести проверку с обязательным истребованием от работника письменного объяснения для установления размера причиненного ущерба, причин его возникновения.

Должность продавцов входит в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности, утвержденный Постановлением Минтруда РФ от 31 декабря 2002 года № 85 (зарегистрировано в Минюсте РФ 3 февраля 2003 № 4171), следовательно, с У. и другими продавцами магазина – ответчиками по настоящему спору, правомерно заключен договор о коллективной материальной ответственности.

В обоснование предъявленных к ответчикам требований ИП Р.В.И. сослался на факт недостачи, выявленной по результатам проведенных инвентаризаций товарно-материальных ценностей по месту работы ответчиков – в магазине «Автозапчасти Грузовоз».

Однако на основании представленных истцом документов о результатах инвентаризации не может быть достоверно установлен факт недостачи товарно-материальных ценностей, ответственность за которую должен нести У.

Согласно статье 11 Федерального закона от 6 декабря 2011 года № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» при инвентаризации выявляется фактическое наличие соответствующих объектов, которое сопоставляется с данными регистров бухгалтерского учета (пункт 2).

Случаи, сроки и порядок проведения инвентаризации, а также перечень объектов, подлежащих инвентаризации, определяются экономическим субъектом, за исключением обязательного проведения инвентаризации. Обязательное проведение инвентаризации устанавливается законодательством Российской Федерации, федеральными и отраслевыми стандартами (пункт 3).

В силу пункта 26 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации утвержденного Приказом Минфина РФ от 29 июля 1998 года № 34н предметом инвентаризации является проверка и документальное подтверждение наличия, состояния и оценки имущества и обязательств организации.

Порядок проведения инвентаризации имущества и финансовых обязательств организации и оформления ее результатов установлен Приказом Минфина РФ от 13 июня 1995 года № 49, утвердившим Методические указания по инвентаризации имущества и финансовых обязательств.

Согласно Методическим указаниям, основными целями инвентаризации являются: выявление фактического наличия имущества; сопоставление фактического наличия имущества с данными бухгалтерского учета (пункт 1.4).

Сведения о фактическом наличии имущества и реальности учтенных финансовых обязательств записываются в инвентаризационные описи или акты инвентаризации не менее чем в двух экземплярах (пункт 2.5).

Фактическое наличие имущества при инвентаризации определяют путем обязательного подсчета, взвешивания, обмера (пункт 2.7).

Товарно-материальные ценности (производственные запасы, готовая продукция, товары, прочие запасы) заносятся в описи по каждому отдельному наименованию с указанием вида, группы, количества и других необходимых данных (артикула, сорта и др.) (пункт 3.15).

Из приведенных нормативно-правовых положений следует, что основным методом инвентаризации, в том числе инвентаризации товарно-материальных ценностей, является сопоставление (сравнение) фактического наличия имущества и обязательств с данными бухгалтерского учета.

Таким образом, факт недостачи может считаться установленным при условии выполнения в ходе инвентаризации всех необходимых проверочных мероприятий, результаты которых должны быть оформлены документально в установленном законом порядке.

Истцом в подтверждение факта выявления недостачи представлены лишь ведомости снятия остатков, в которые занесены результаты инвентаризации, а именно всего величина недостачи товарно-материальных ценностей, накладные, накладные на перемещение, а так же акты результатов ревизии. Вместе с тем, инвентаризационная опись товарно-материальных ценностей, отражающая результаты подсчета фактического количества товарно-материальных ценностей в ходе инвентаризации, ревизионные ведомости, в материалах дела отсутствует. Не представлены и документы бухгалтерского учета, подтверждающие принятие ответчиками в подотчет товарно-материальных ценностей и их движение в период с момента подписания договора о полной материальной ответственности и до момента проведения инвентаризации. Не представлены истцом сведения о том, что до начала проверки фактического наличия имущества инвентаризационной комиссии от материально-ответственных лиц были получены расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения о том, что для установления причин недостачи истцом проводилась служебная проверка и принимались меры для получения объяснений от У. о причинах недостачи.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что работодателем была нарушена процедура проведения инвентаризации и оформления ее результатов.

Более того, работник не может быть привлечен к материальной ответственности, если ущерб возник вследствие неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику (статья 239 ТК РФ).

В материалах дела отсутствуют доказательства обеспечения истцом надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работникам.

При таких обстоятельствах исковые требования о возмещении материального ущерба, причиненного работником работодателю при исполнении трудовых обязанностей, удовлетворены судом в отсутствие установленных трудовым законодательством оснований.

Одновременно судебная коллегия отметила, что выраженное У. в актах о результатах ревизий согласие с ними, не является безусловным основанием для удовлетворения иска.

Учитывая изложенное судебная коллегия пришла к выводу о том, что ИП Р.В.И. не представил доказательств противоправности действий или бездействий У., не представил доказательств размера ущерба, причиненного У. работодателю, а также доказательства причинно-следственной связи между поведением ответчика и наступившим вредом, что, в свою очередь, исключает материальную ответственность работника. В этой связи, оснований для взыскания с У. в пользу истца материального ущерба у суда первой инстанции не имелось (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 15 марта 2019 года, № 33-1727/2019).

Источник: Обобщение судебной практики Волгоградского областного суда за 1 квартал 2019 года (http://oblsud.vol.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=975)