Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Имели ли место случаи рассмотрения дел о полной материальной ответственности работника?

Имели ли место случаи рассмотрения дел о полной материальной ответственности работника?

Опубликовано 09.01.2020

В связи с какими случаями возложения на работников полной материальной ответственности работодатели наиболее часто обращались в суд о возмещении причиненного ущерба? Оспаривались ли в судебном порядке договоры о полной материальной ответственности работника? Заявлялись ли требования о пропуске срока на оспаривание договора о полной материальной ответственности и как они разрешались судами?

Соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности относится к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником. При этом обязанность доказать эти обстоятельства возлагается на работодателя.

Согласно статье 244 Трудового кодекса РФ письменный договор о полной материальной ответственности в соответствии с указанной нормой может быть заключен с работником, если:

– работник достиг 18 лет;

– занимаемая им должность или выполняемая работа непосредственно связана с хранением, обработкой, продажей, перевозкой или применением в процессе производства переданных ему ценностей;

– такая должность или выполняемая работа предусмотрена в специальном перечне, утвержденном в порядке, установленном законодательством.

Правительство РФ 14 ноября 2002 г. приняло Постановление № 823 «О порядке утверждения перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключить письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности».

«Сбербанк России» в лице Волгоградского отделения № 8621 ПАО Сбербанк обращался в суд с исками к лицам, с которыми заключены письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности.

Так решением Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда от 12 января 2016 г. по делу № 2-372/2016, удовлетворены исковые требования публичного акционерного общества «Сбербанк России» в лице Волгоградского отделения № 8621 ПАО Сбербанк к Азаряну В.А., Калоерову Р.Ф. о возмещении ущерба, взыскании судебных расходов.

Из материалов дела следует, что Азарян В.А. работал в ОАО «Сбербанк России» с 28 июля 2014 г. в должности специалиста по прямым продажам сектора продаж розничных продуктов Отдела прямых продаж Управления «Волгоградское отделение» Волгоградского отделения № 8621 ОАО «Сбербанк России». Трудовой договор с ним был расторгнут 9 декабря 2014 г. по инициативе работника (собственное желание). В обязанности Азаряна В.А. входило непосредственное осуществление прямых и перекрестных продаж розничных банковских продуктов, оформление документов для оказания банковских услуг (п. 1.1.1.1, п. 1.1.1.7 должностной инструкции).

Ответчик Калоеров Р.Ф. работал в ПАО «Сбербанк России» с 9 декабря 2013 г. в должности специалиста по прямым продажам сектора продаж розничных продуктов отдела прямых продаж Управления «Волгоградское отделение» Волгоградского отделения № 8621, с 12 ноября 2014 г. в должности менеджера по продажам дополнительного офиса № 8621/0201 Волгоградского отделения № 8621. В обязанности Калоерова Р.Ф. входило непосредственное осуществление прямых и перекрестных продаж розничных банковских продуктов, оформление документов для оказания банковских услуг (п. 1.1.1.1, п.1.1.1.7 должностной инструкции), несет полную материальную ответственность за вверенные ему банковские ценности и имущество (п. 3.6 должностной инструкции). В связи с выполнением Калоеровым Р.Ф. работ по иному финансовому обслуживанию клиентов, в соответствии со ст. 244 Трудового кодекса РФ и Постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 31 декабря 2002 г. № 85 с ним был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности 9 декабря 2013 г.

12 августа 2014 г. Азаряном А.В. и Калоеровым Р.Ф. была выдана кредитная карта Visa Gold ТП-1 с лимитом 150000 руб. и пин-конверт к ней неустановленному лицу по ксерокопии паспорта на имя Пчелинцевой М.В. Впоследствии неустановленное лицо, получившее карту, воспользовалось кредитным лимитом, обналичив денежные средства, в связи с чем по кредитной карте образовалась задолженность в размере 145000 руб. В связи с выдачей карты неустановленному лицу ПАО Сбербанк причинен материальный ущерб на указанную сумму.

Удовлетворяя требования, суд первой инстанции руководствовался ст. 243, 244 ТК РФ.

Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации (часть 2 статьи 244 ТК РФ).

При этом письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество (ч. 1 ст. 244 ТК РФ).

Статьей 247 ТК РФ предусмотрено, что до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Истребование от работника письменного объяснения для установления причин возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт. Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Впоследствии неустановленное лицо, получившее карту, воспользовалось кредитным лимитом, в связи с чем, по кредитной карте образовалась задолженность.

В порядке ст. 247 ТК РФ работодателем проведена проверка и истребованы от Азаряна В.А. и Калоерова Р.Ф. объяснения.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

В абзаце втором пункта 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» разъяснено, что к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности. Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

Из этого разъяснения и положений трудового законодательства, регулирующего вопросы материальной ответственности работника, следует, что законодателем установлена презумпция вины работника при условии доказанности работодателем правомерности заключения с работником договора о полной материальной ответственности и самого факта ущерба, и в этом случае работник обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

Постановлением Минтруда РФ от 31 декабря 2002 г. № 85 утвержден перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества.

Поскольку судом первой инстанции установлен факт заключения ОАО «Сбербанк России» с Азаряном В.А. и Калоеровым Р.Ф. договоров о полной материальной ответственности, а также наличие действительного ущерба, то именно на ответчиках лежит обязанность доказать отсутствие своей вины в причинении истцу указанного ущерба.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, и с учетом положений ст.ст. 238-248 Трудового кодекса РФ, правомерно пришел к выводу об удовлетворении требований и взыскании с Азаряна В.А. и Калоерова Р.Ф. материального ущерба, причиненного работодателю, поскольку истцом были представлены доказательства, подтверждающие наличие прямого действительного ущерба, размер причиненного ущерба, доказательств опровергающих выводы суда в нарушение ст. 56 ГПК РФ в суд Азаряном В.А. и Калоеровым Р.Ф. представлено не было.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 29 июля 2016 г. решение суда оставлено без изменения (гражданское дело № 33-9740/2016).

Аналогичное решение по гражданскому делу № 2-4639/2016 принято Волжским городским судом Волгоградской области от 30 июня 2016 г., которым постановлено:

исковые требований ПАО «Сбербанк России» в лице Волгоградского отделения № 8621 к Андриян О.Н. о взыскании ущерба, причиненного работодателю, удовлетворить;

взыскать с Андриян О.Н. в пользу ПАО «Сбербанк России» в лице Волгоградского отделения № 8621 в возмещение причиненного ущерба сумму в размере 180209 руб. 99 коп., расходы по оплате государственной пошлины в размере 4804 руб. 20 коп.

Из материалов дела следует, что 30 августа 2013 г. в трудовой договор, заключенный между ПАО «Сбербанк России» в лице Волгоградского отделения № 8621 и Андриян О.Н., дополнительным соглашение были вынесены изменения, согласно которым Андриян О.Н. была переведена на работу в ПАО «Сбербанк России» в лице Волгоградского отделения №8621 на должность ведущего специалиста по обслуживанию частных лиц.

30 августа 2013 г. стороны заключили договор о полной индивидуальной материальной ответственности работника, по которому Андриян О.Н. приняла на себя обязательства нести полную материальную ответственность за недостачу вверенного ей работодателем имущества, а также за причиненный имуществу работодателя ущерб.

Из должностной инструкции ведущего специалиста по обслуживанию частных лиц (далее ВСОЧЛ) следует, что специалист осуществляет банковские операции, при этом обязан соблюдать операционно-кассовые правила, лимиты денежной наличности, правила работы с денежной наличностью и другими ценностями, обеспечивать сохранность вверенных ему наличных денег и других ценностей, применять установленные тарифы, курсы, котировки.

Суд установив, что истец правомерно в соответствии с действующим законодательством заключил договор о полной материальной ответственности с ВСОЧЛ Андриян О.Н., которая имела свободный доступ к материальным ценностям – наличным денежным средствам кассы, принимала участие в операциях по приему, выдаче денежных средств, формировала денежные средства в пачки для их последующего размещения в сейфовую комнату.

25 августа 2015 г. при выполнении Андриян О.Н. функций лица, ответственного за сохранность банковских ценностей, в результате проведенной ревизии денежной наличности и других ценностей во внутреннем структурном подразделении № 8621/0718 ПАО Сбербанк была выявлена недостача денежных средств, что подтверждается книгами учета денежной наличности (акт приема-передачи, ф.403) в конце операционного дня, 22 августа 2015 г., в хранилище ВСП ответчиком помещены российские рубли в сумме 1236006 руб. 99 коп.

25 августа 2016 г. на момент открытия операционного дня, в ходе ревизии было выявлено фактическое наличие в хранилище денежных средств в сумме 1055797 руб., что на 180209 руб. 99 коп. меньше, чем указано в книге учета денежной наличности (акт приема-передачи ф.403).

По результатам пересчета денежной наличности и анализа имеющихся накладок было выявлено несколько пачек с денежной наличностью, сформированных Андриян О.Н., когда на накладках к пачкам указана сумма несоответствующая фактической сумме денежной наличности, находящейся в пачке, а именно: на накладках указана большая сумма.

По факту обнаружения недостачи было проведено служебное расследование, по результатам которого выявлено, что Андриян О.Н. совершила ряд грубых нарушений, касающихся работы с денежной наличностью, что исключило возможность контроля за движением денежных средств и повлекло их утрату.

Из пояснений третьего лица Тоболь О.В., которая являлась руководителем Андриян О.Н., следует, что она и ответчик Андриян О.Н. размещали денежные средства, сформированные в пачки в сейфовую комнату, доступа в которую по отдельности каждая из них не имеет, сверку размещаемых денежных средств она проводила по надписям указанным ответчиком на накладках, при сверке расхождения между сумами, указанными на накладках и кассовых документах не имелось, полистный пересчет денежной наличности при размещении банковских ценностей в сейфовую комнату не предусмотрен. Все пачки денежной наличности в вакуумной упаковке были целыми. Сформировала их Андриан О.Н.

С учетом приведенных норм материального права и установленных судом обстоятельств, суд пришел к обоснованному выводу о том, что, поскольку 22 августа 2015 г. Андриян О.Н. формировала денежные пачки, которые были ею упакованы вакуумным упаковщиком с проставлением на пачках клише, принадлежащего ей, с указанием размера суммы в сформированных пачках на накладках к ним, ответственность по возмещению причиненного работодателю прямого действительного ущерба должна быть возложена на ответчика Андриян О.Н., действия которой находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде материального ущерба, причиненного недостачей в сумме 180209 руб. 99 коп. и постановил правильное решение об удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме.

Судебная коллегия с выводом суда согласилась (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда № 33-14893/2016).

Решением Чернышковского районного суда Волгоградской области от 12 июля 2016 года по гражданскому делу № 2-264/2016 в удовлетворении исковых требованиях ФГУП «Почта России» в лице Суровикинского почтамта УФПС Волгоградской области – филиал ФГУП Почта России к Оанча Т. Н. о взыскании материального ущерба отказано, при этом суд первой инстанции пришел к выводу, что истцом не предоставлены доказательства, свидетельствующие, что именно действиями Оанча Т.Н. ФГУП «Почта России» в лице Суровикинского почтамта УФПС Волгоградской области – филиал ФГУП Почта России причинен материальный ущерб на сумму 420974 руб. 77 коп.

Судебная коллегия с такими выводами не согласилась.

В соответствии со ст. 233 Трудового кодекса РФ материальная ответственность стороны может наступить только за ущерб, причиненный ею другой стороне трудовых отношений, в результате её виновного поведения, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

В силу положений ст. 238 ТК РФ, п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» работник обязан возместить лишь прямой действительный ущерб, причиненный работодателю, под которым понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе находящегося у работодателя имущества третьих лиц, если он несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: противоправность поведения причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, по приказу № 799-лс от 22 августа 2014 г., Оанча Т.Н., переведена с должности оператора связи пункта коллективного доступа Пристеновского отделения почтовой связи на должность начальника отделения почтовой связи Пристеновский Суровикинского почтамта.

С Оанча Т.Н. были заключены договоры о полной материальной ответственности № 92 от 21 марта 2014 г., № 301 от 1 июля 2014 г. и № 402 от 22 августа 2014 г. Из указанных договоров следует, что работодатель вверяет, а работник принимает ответственность за недостачу материальных ценностей, находящихся в фактическом наличии по результатам инвентаризации товарно-материальных ценностей. Кроме того, в связи со спецификой работы, работник принимает полную материальную ответственность за вверенные ему все товарно-материальные ценности, полученные им от работодателя и/или сторонних поставщиков, на основании накладных и актов. Определение размера ущерба, причиненного работником работодателю, а также ущерба, возникшего у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам, и порядок их возмещения, производятся в соответствии с действующим законодательством.

Оанча Т.Н., как начальнику отделения почтовой связи Пристеновский Суровикинского почтамта, был предоставлен ежегодный основной оплачиваемый отпуск с 1 апреля 2015 г. по 28 апреля 2015 г., а также с 29 апреля 2015 г. по 28 мая 2015 г., был предоставлен дополнительный ежегодный основной оплачиваемый отпуск, что следует из приказов № 50-о от 25 марта 2015 г. и № 96-о от 23 апреля 2015 г.

На период отпуска Оанча Т.Н., по приказу № 219-к от 9 апреля 2015 г., временно, начальником СОПС Пристеновский, была назначена оператор связи пункта коллективного доступа СОПС Пристеновский Федорова К.Б.

Из трудового договора от 18 июля 2013 г. следует, что Бондаренко П.Ю. является почтальоном СОПС Пристеновский Суровикинского почтамта.

19 мая 2015 г., у почтальона Бондаренко Т.Н. были похищены денежные средства для выплаты пенсии. Приказом начальника Суровикинского почтамта Колышкиной Т.В. начато служебное расследование о выяснении причин происшествия 19 мая 2015 г., создана комиссия для проведения расследования. Комиссией при проведении ревизии пенсионных денежных средств, числящихся за почтальоном СОПС Пристеновский Бондаренко П.Ю., обнаружена недостача в сумме 420974 руб. 77 коп.

Также, в ходе служебного расследования, проведенного комиссией истца в составе заместителя начальника Суровикинского почтамта, главного бухгалтера почтамта и инструктора ООЭПС установлено, что Оанча Т.Н., находясь в основном и дополнительном отпусках фактически выполняла работу начальника СОПС Пристеновский, осуществляла обмен почты, ставила в маршрутном листе Ороховатского В.Л. почтальона по сопровождению и обмену почтовых отправлений свою подпись, выдавала денежные средства, находящиеся в сейфе и фиксировала подписью при оформлении документов. Так, 19 мая 2015 г. в 14 час. 30 мин. Оанча Т.Н. выдала денежные средства, предназначенные для выплаты пенсий и пособий постороннему лицу, не являющемуся работником СОПС Пристеновский – Бондаренко Т.Н. в сумме 490606 руб. 58 коп., за почтальона Бондаренко П.Ю., который на работе отсутствовал. В последующем, в результате преступных действий неустановленного лица, у Бондаренко Т.Н. была похищена сумка почтальона с денежными средствами, предназначавшимися для выплаты пенсий и пособий в сумме 420974 руб. 77 коп.

Данные обстоятельства также подтверждаются и объяснительной начальника СОПС Пристеновский Оанча Т.Н., из которой следует, что 19 мая 2015 г., в 11 часов пришла в отделение почтовой связи. В 14 час. 30 мин. приехала почтовая машина, в сопровождении Ороховатского В.Л. Обменявшись почтой, Ороховатский В.Л., передал Оанча Т.Н. страховую сумку с денежными средствами, в размере 981683 руб. 58 коп. Пересчитав денежную сумму, Оанча Т.Н. вручила пенсии по 44 поручениям, на сумму 481683 руб. 58 коп., и 25 поручений ЕДВ, на сумму 8923 руб., После того как Бондаренко Т.Н. ушла раздавать пенсию и ЕДВ пенсионерам, через 30 минут позвонила Бондаренко Т.Н. и сообщила Оанча Т.Н., что на Бондаренко Т.Н. напали и вырвали почтовую сумку вместе с денежными средствами, при этом Бондаренко Т.Н. успела выплатить денежные средства по 5 поручениям, на общую сумму 65763 руб.
Также из объяснительной Оанча Т.Н., следует, что она выдала Бондаренко Т.Н., матери Бондаренко П.Ю., так как последний уехал в п. Нижний Чир, денежные средства, в размере 481683 руб. 58 коп., из них выплачено 65763 руб. (по 5 поручениям). Оанча Т.Н. превысила лимит выдачи денежных средств почтальону по доставке, так как почтальоны живут в разных хуторах, чтобы они не возвращались, им выплачивали всё в один день.

Из объяснительной Федоровой К.Б. начальнику Суровикинского почтамта Колышкиной Т.В. следует, что Федорова К.Б. была назначена начальником ОПС Пристеновский на период основного и дополнительного отпуска Оанча Т.Н. Несмотря на то, что Оанча Т.Н. находилась в отпуске, она фактически осуществляла работу начальника почтового отделения. С самого первого дня она не допускала её к денежным средствам. 19 мая 2015 г., Оанча Т.Н. выдала денежные средства Цибаневой П.Д. и за почтальона Бондаренко П.Ю. – Бондаренко Т.Н.

Судебная коллегия, пришли к выводу, что данные обстоятельства объективно свидетельствуют о том, что именно Оанча Т.Н. находясь в основном и дополнительном отпусках фактически выполняла работу начальника СОПС Пристеновский, осуществляла обмен почты, выдавала денежные средства, предназначенные для выплаты пенсий и пособий постороннему лицу, не являющемуся работником СОПС Пристеновский, причинила тем самым ущерб на сумму 420974 руб. 77 коп., в связи с чем ущерб должен быть взыскан с Оанча Т.Н.

При этом наличие постановления следственного органа о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленного лица, не влияет на существо спора, поскольку данное постановление свидетельствует лишь об отсутствии в действиях ответчика уголовно-наказуемого деяния, но не освобождает Оанча Т.Н. от гражданско-правовой ответственности, как лица причинившего ущерб.

Учитывая изложенное, разрешая заявленный спор на основании положений вышеуказанных норм материального права, установив фактические обстоятельства дела, оценив представленные доказательства в их совокупности, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда с принятием нового решения об удовлетворении исковых требований ФГУП «Почта России» в лице Суровикинского почтамта УФПС Волгоградской области – филиал ФГУП Почта России к Оанча Т.Н. (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда 21 октября 2016 г., дело № 33-13123/2016).

Договоры о полной материальной ответственности работника в судебном порядке не оспаривались. Требования о пропуске срока на оспаривание договора о полной материальной ответственности работника, не заявлялись.

Источник: Обобщение по результатам изучения судебной практики разрешения судами Волгоградской области в 2015-2017 годах гражданских дел по спорам, связанным с материальной ответственностью работника (http://oblsud.vol.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=936)