Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Что такое мнимая сделка и каковы ее признаки?

Что такое мнимая сделка и каковы ее признаки?

Опубликовано 09.01.2020

Ч. обратилась в суд с иском к Р.О.Н., Р.Г.А. о признании недействительным нотариального соглашения об уплате алиментов.

В обоснование заявленных требований указала, что вступившим в законную силу приговором Малодербетовского районного суда Республики Калмыкия от 29 сентября 2017 года Р.О.Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 143 УК РФ. Гражданский иск о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда, причиненного преступлением, суд удовлетворил частично, с Р.О.Н. в пользу Ч.С.М. взыскано 314 000 руб.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Красноармейского РОСП УФССП России по Волгоградской области от 22 декабря 2017 года возбуждено исполнительное производство №34039/17/757656 о взыскании с Р.О.Н. в пользу Ч.С.М. 314 000 руб.

07 июня 2018 года между Р.О.Н. и его матерью Р.Г.А. было заключено нотариальное соглашение, по условиям которого Р.О.Н. добровольно предоставляет ежемесячное денежное содержание Р.Г.А., 26 марта 1946 года рождения, в размере 60 000 руб. в месяц.

Полагала, что данная сделка была совершена без намерения создать соответствующее юридическое последствие, а с целью избежать возможного обращения взыскания на принадлежащие Р.О.Н. доходы в виде заработной платы; ответчики в целях достижения преимущества прав одного кредитора Р.Г.А. перед другим кредитором Ч. совершили мнимую сделку. Также считала, что действия по заключению соглашения об алиментных обязательствах в соответствии со статьей 10 ГК РФ надлежит расценивать как совершенные с намерением причинить вред другому лицу, так как они повлекли нарушение права Ч. на своевременное исполнение приговора суда.

Просила признать недействительным нотариальное соглашение об уплате алиментов, заключенное между Р.О.Н. и Р.Г.А. 07 июня 2018 года, удостоверенное нотариусом г. Волгограда С. 07 июня 2018 года и зарегистрированное в реестре за № 34/63-н/34-2018-3-913.

Решением Красноармейского районного суда города Волгограда от 12 ноября 2018 года в удовлетворении исковых требований Ч. отказано.

Судебная коллегия отменила решение суда и приняла новое решение об удовлетворении исковых требований, исходя из следующего.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, приговором Малодербетовского районного суда Республики Калмыкия по делу № 1-10/2017 от 29 сентября 2017 года Р.О.Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 143 УК РФ, ему назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год. На основании акта об амнистии Р.О.Н. освобожден от назначенного наказания. Гражданский иск о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда, причиненного преступлением, суд удовлетворил частично, с Р.О.Н. в пользу Ч. взыскано в счет компенсации морального вреда 200 000 руб., расходы на погребение в сумме 54 000 руб., расходы на представителя в сумме 60 000 руб., а всего – 314 000 руб. Приговор вступил в законную силу 30 ноября 2017 года.

19 декабря 2017 года Ч. обратилась в Красноармейский РО УФССП России по Волгоградской области с заявлением о возбуждении исполнительного производства в отношении должника Р.О.Н.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Красноармейского РО УФССП России по Волгоградской области от 22 декабря 2017 года возбуждено исполнительное производство №34039/17/757656 о взыскании с Р.О.Н. в пользу Ч. 314 000 руб.

07 июня 2018 года между Р.О.Н. и Р.Г.А. было заключено нотариальное соглашение 34АА2441212, по условиям которого Р.О.Н. добровольно предоставляет ежемесячное денежное содержание – алименты своей матери Р.Г.А., 26 марта 1946 года рождения, в твердой денежной сумме в размере 60 000 руб. в месяц. Соглашение удостоверено нотариусом г. Волгограда С. и зарегистрировано в реестре № 34/63-в/34-2018-3-913.

07 июня 2018 года Р.Г.А. обратилась с заявлением в Красноармейский РО УФССП России по Волгоградской области о возбуждении исполнительного производства в связи с заключенным соглашением.

07 июня 2018 года судебный пристав-исполнитель Красноармейского РО УФССП России по Волгоградской области возбудила исполнительное производство № 55377/18/34039 о взыскании с Р.О.Н. в пользу Р.Г.А. ежемесячно алиментов в твердой денежной сумме в размере 60 000 руб. В тот же день судебный пристав согласно постановлению направила исполнительный документ для исполнения по месту работы должника в ОАО «ЛК-Транс-Авто».

Должником Р.О.Н. исполняется соглашение об уплате алиментов от 07 июня 2018 года, также исполняется приговор в части удовлетворения гражданского иска о взыскании суммы в пользу Ч., что подтверждается ответом ОАО «ЛК-Транс-Авто» от 24 октября 2018 года на запрос суда.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводам, что оспариваемая истицей сделка была сторонами исполнена, исполняется также в настоящее время, что исключает ее мнимость; истицей каких-либо надлежащих и допустимых доказательств мнимости данной сделки суду не представлено, не добыто таких доказательств и в судебном заседании; соглашение заключено в надлежащей форме, содержит все существенные условия, не противоречащие действующему законодательству, намерения и воля сторон выражены достаточно полно и ясно; само по себе заключенное соглашение прав и законных интересов истицы не нарушает, поскольку требование исполнительного документа в пользу истицы как исполнялось должником, так и продолжает исполняться, однако размер удержаний в ее пользу был уменьшен в связи с исполнением нотариального соглашения об уплате алиментов.

Судебная коллегия не согласилась с такими выводами суда первой инстанции, а также с принятым решением, поскольку они сделаны при неправильном определении обстоятельств, имеющих юридическое значение, несоответствии выводов суда обстоятельствам дела, неправильном применении норм материального и процессуального права, что в силу части 1 статьи 330 ГПК РФ является основанием для отмены решения суда.

Часть 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации устанавливает, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Статья 100 СК РФ устанавливает, что соглашение об уплате алиментов заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению.

Нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов имеет силу исполнительного листа.

В силу пункта 1 статьи 101 СК РФ к заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительным соглашения об уплате алиментов применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными гражданско-правовых сделок.

На основании пункта 1 статьи 87 СК РФ трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них.

Таким образом, к имеющим право на получение содержания от трудоспособных совершеннолетних детей относятся родители, которые являются нетрудоспособными и нуждающимися в таком содержании.

Положения статьи 166 ГК РФ позволяют заявлять требования, вытекающие из ничтожности сделки, любому заинтересованному лицу, но только в той мере, в которой данная сделка нарушает права такого лица.

Согласно пункту 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Из норм действующего гражданского законодательства и основанной на них позиции Верховного Суда Российской Федерации, касающейся как общих вопросов правового механизма признания сделок недействительными, так и вопросов, связанных с признанием таковыми сделок по отчуждению должником своего имущества, по смыслу пункта 1 статьи 170 ГК РФ для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент ее совершения стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок определенного вида. Мнимая сделка не порождает правовых последствий, и стороны, заключая такую сделку, не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

По смыслу данной нормы мнимая сделка является таковой независимо от формы ее заключения и фактического исполнения сторонами их обязательств, основным признаком такой сделки является отсутствие воли сторон на возникновение действительных правоотношений.

Предъявляя требование о признании соглашения об уплате алиментов недействительным по основаниям его мнимости, истица также ссылалась на то, что ответчики злоупотребляли правом, действуя с намерением причинить вред Ч., в обход закона с целью избежать своевременного исполнения приговора суда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

При осуществлении гражданских прав не должны нарушаться права и охраняемые законом интересы других лиц, обладатели гражданских прав должны действовать разумно и добросовестно, гражданские права должны осуществляться в соответствии с их назначением.

При этом установление судом факта злоупотребления правом одной из сторон влечет принятие мер, обеспечивающих защиту интересов добросовестной стороны от недобросовестного поведения другой стороны.

Разрешая спор, судом не было учтено, что после вступления в законную силу приговора Малодербетовского районного суда Республики Калмыкия ответчик Р.О.Н. 14 декабря 2017 года заключил со своим совершеннолетним сыном Р.Е.О. соглашение об определении материального участия, в соответствии с которым Р.О.Н. взял на себя обязательство добровольно предоставлять Р.Е.О. содержание в размере 50% от заработка.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Красноармейского РО УФССП России по Волгоградской области от 22 декабря 2017 года было возбуждено исполнительное производство о взыскании с Р.О.Н. в пользу Р.Е.О. алиментов на содержание совершеннолетнего сына в размере 50% от заработка, которое исполнялось работодателем Р.О.Н.

Решением Красноармейского районного суда г. Волгограда от 22 мая 2018 года по делу по иску Ч. к Р.О.Н., Р.Е.О. о признании соглашения об уплате алиментов недействительным было установлено, что соглашение, заключенное между Р.О.Н. и Р.Е.О. 14 декабря 2017 года, не является алиментным соглашением.

30 мая 2018 года по заявлению Ч. от 23 мая 2018 года постановлением начальника Красноармейского РО УФССП России по Волгоградской области было отменено постановление о возбуждении исполнительного производства от 22 декабря 2017 года, поскольку нотариальное соглашение от 14 декабря 2017 года, заключенное Р.О.Н. и Р.Е.О., не отвечает требованиям статьи 12 Федерального закона от 02 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве).

В тот же день в адрес ОАО «ЛК-Транс-Авто» судебным приставом-исполнителем направлено письмо о возврате без исполнения постановления о направлении копии исполнительного документа.

После того, как соглашение от 14 декабря 2017 года перестало принудительно исполняться, Р.О.Н. заключил со своей нетрудоспособной матерью соглашение об уплате алиментов.

Сторона истца указывала на данные обстоятельства, однако суд не принял мер к их установлению и не дал им какой-либо оценки.

Также судом не было дано правовой и фактической оценки таким обстоятельствам, как нуждаемость Р.Г.А. в содержании от Р.О.Н. в размере 60000 руб., начиная с 07 июня 2018 года, при том, что нетрудоспособной она стала с достижением пенсионного возраста, то есть в 2001 году, а согласно ответу ОПФР по Волгоградской области от 02 октября 2018 года Р.Г.А. является получателем страховой пенсии по старости в размере 18460,94 руб.

Доказательств того, что Р.Г.А. стала нуждаться в содержании от сына, и что на ее содержание необходимы средства, составляющие большую часть заработной платы Р.О.Н., ответчиками в нарушение требований части 1 статьи 56 ГПК РФ суду не представлено. Более того, оспариваемое соглашение заключено после того, как с Р.О.Н. в пользу истицы взыскана значительная денежная сумма.

Судебная коллегия также отмечает, что, несмотря на установленную СК РФ обязанность детей содержать своих нетрудоспособных нуждающихся родителей, реализация гражданами обязанности по уплате алиментов должна осуществляться с соблюдением баланса интересов иных взыскателей, в том числе не влечь за собой необоснованного уменьшения размера сумм, выплачиваемых должником по судебному постановлению.

При этом в соответствии с пунктом 7 части 1 статьи 101 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на денежные суммы, выплачиваемые в качестве алиментов. На основании пункта 1 части 1 статьи 111 указанного Закона в случае, когда взысканная с должника денежная сумма недостаточна для удовлетворения в полном объеме требований, содержащихся в исполнительных документах, в первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов.

Таким образом, имеющиеся в деле доказательства, а также последовательность действий должника Р.О.Н. прямо свидетельствуют о том, что заключение с Р.Г.А. нотариального соглашения об уплате алиментов имело место исключительно с намерением нарушить права истицы на своевременное исполнение приговора суда.

Вывод суда о том, что заключенное спорное соглашение не может являться мнимой сделкой, является необоснованным, поскольку, как было указано выше, формальное исполнение соглашения об уплате алиментов безусловным образом о наличии воли сторон на достижение предусмотренных законом последствий данной сделки не свидетельствует.

Оценив представленные доказательства и приняв во внимание статью 10 ГК РФ, пункт 1 статьи 101 СК РФ, судебная коллегия пришла к выводу, что соглашение заключено ответчиками формально, а право на его заключение использовано исключительно с целью ущемления прав истца. У ответчиков отсутствовала воля на возникновение действительных правоотношений при заключении соглашения от 07 июня 2018 года, его целью являлось затягивание сроков исполнения приговора суда, который на момент сделки не был исполнен Р.О.Н.

При таких обстоятельствах решение суда было отменено с принятием по делу нового решения об удовлетворении исковых требований истицы и признании недействительным оспариваемого соглашения об уплате алиментов (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам от 06 марта 2019 года, № 33-1478/2019).

Источник: Обобщение судебной практики Волгоградского областного суда за 1 квартал 2019 года (http://oblsud.vol.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=975)