Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

2.

Опубликовано 09.01.2020

А., действуя в интересах несовершеннолетней М.В.С., обратилась в суд с иском к Г. - законному представителю несовершеннолетней М.Е.С., М.И.В. о восстановлении несовершеннолетней М.В.С. срока для принятия наследства после смерти М.С.Н., определении доли М.В.С. в праве собственности на наследственное имущество в размере 1/3.

В обоснование требований истец сослалась на то, что М.В.С., 10 июня 2002 года рождения, является их общей с М.С.Н. дочерью. В 2001 г. их брак с М.С.Н. был расторгнут. 19 июня 2017 г. М.С.Н. умер. В связи с тем, что с 2012 г. они с дочерью постоянно проживают в г. Амурске Хабаровского края, отношения с М.С.Н. не поддерживали и о его смерти узнали только в мае 2018 г. по приезде в г. Волгоград, установленный законом срок для принятия М.В.С наследства был пропущен по уважительной причине.

Решением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 6 сентября 2018 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 28 ноября 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Президиум Волгоградского областного суда по кассационной жалобе А. отменил апелляционное определение и направил дело на новое апелляционное рассмотрение, посчитав, что выводы судов сделаны с существенным нарушением норм материального права.

В соответствии с пунктом 2 статьи 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Как указано в пункте 1 статьи 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

Для приобретения наследства наследник должен его принять (пункт 1 статьи 1152 ГК РФ).

Принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство (пункт 1 статьи 1153 ГК РФ).

Наследство в соответствии с пунктом 1 статьи 1154 ГК РФ может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

По заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали (абзац первый пункта 1 статьи 1155 ГК РФ).

Как разъяснено в пункте 40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены при доказанности совокупности следующих обстоятельств:

а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 ГК РФ), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п.;

б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Таким образом, из смысла приведенных выше норм права и разъяснений по их применению, основаниями для восстановления срока принятия наследства являются исключительные обстоятельства, лишившие наследника возможности принять наследственное имущество.

Из материалов дела следует, что несовершеннолетняя М.В.С., 10 июня 2002 года рождения, является дочерью А. и М.С.Н.

19 июня 2017 г. М.С.Н. умер.

Кроме М.В.С., наследниками М.С.Н. по закону первой очереди являются его жена М.И.В. и его несовершеннолетняя дочь от брака с Г. – М.Е.С.

В установленный законом шестимесячный срок со дня открытия наследства ни А. в интересах М.В.С., ни сама М.В.С. в нотариальный орган по месту открытия наследства не обратились.

23 декабря 2017 г. нотариусом Волгограда М.И.В. и М.Е.С. выданы свидетельства о праве на наследство по закону на принадлежавшее М.С.Н. имущество.

Исковое заявление подано А. 06 июня 2018 г.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции сослался на непредставление А. доказательств, подтверждающих ее доводы о том, что она не знала о факте открытия наследства, а также доказательств наличия уважительных причин пропуска срока для его принятия. При этом суд исходил из того, что о смерти М.С.Н. истцу стало известно не в мае 2018 г., когда она с дочерью приехала в г. Волгоград из Хабаровского края, а 16 сентября 2017 г. из сообщения сестры М.С.Н. – С., размещенного в социальной сети на сайте «Одноклассники».

Суд апелляционной инстанции с данными выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием отказа в удовлетворении иска согласился.

Однако данный вывод нельзя признать правомерным.

Так, в силу статьи 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки, за исключением названных в пункте 2 настоящей статьи, с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя. Сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя: 1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами; 2) осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности; 3) в соответствии с законом вносить вклады в кредитные организации и распоряжаться ими; 4) совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные пунктом 2 статьи 28 настоящего кодекса.

Из содержания абзаца первого пункта 1 статьи 1155 ГК РФ следует, что суду, рассматривающему требования о восстановлении срока для принятия наследства несовершеннолетнему ребенку, необходимо оценивать реальную возможность самого несовершеннолетнего заявить о своих правах на наследственное имущество, а не его законного представителя, то есть причины пропуска срока для принятия наследства должны быть связаны с личностью наследника, а не его законного представителя, как это сделано судами первой и апелляционной инстанции по настоящему делу.

С учетом изложенного причины пропуска срока для принятия наследства применительно к личности законного представителя несовершеннолетней М.В.С. – А. в предмет доказывания по данному делу входить не должны и, исходя из заявленных исковых требований, правового значения в настоящем случае не имеют, а суждения судов об обратном основаны на неправильном толковании подлежащих применению норм материального права.

Судом первой и апелляционной инстанций не было учтено, что на момент открытия наследства (19 июня 2017 г.) М.В.С. было 15 лет, и в силу своего несовершеннолетнего возраста она не могла в полном объеме понимать и осознавать значимость установленных законом требований о необходимости своевременного принятия наследства, а также не была правомочна самостоятельно обращаться к нотариусу с заявлением о принятии наследства, поскольку в соответствии со статьей 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте, в котором М.В.С. находилась на момент смерти своего отца (т.е. не достигшая восемнадцати лет), совершают сделки только с письменного согласия своих законных представителей.

Ненадлежащее исполнение законным представителем возложенной на него законом (статья 64 Семейного кодекса Российской Федерации) обязанности действовать в интересах несовершеннолетнего ребенка не должно отрицательно сказываться на правах и интересах этого ребенка как наследника, не обладавшего на момент открытия наследства дееспособностью в полном объеме.

В связи с этим субъективное отношение законного представителя к вопросу о принятии наследства и его действия (бездействие), приведшие к пропуску срока для обращения в суд с иском о восстановлении срока для принятия наследства несовершеннолетними детьми, не могут в силу норм статей 26, 28 и пункта 1 статьи 1155 ГК РФ являться основанием для отказа в восстановлении срока для принятия наследства наследникам, являвшимся несовершеннолетними на момент открытия наследства, поскольку самостоятельная реализация ими права на принятие наследства в течение шестимесячного срока и последующее обращение в суд были невозможны в силу их несовершеннолетнего возраста.

Однако изложенное судами учтено не было (постановление президиума Волгоградского областного суда от 3 апреля 2019 года, №44г-81/2019).

Источник: Обобщение судебной практики судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда за 2 квартал 2019 г.(утв. Президиумом Волгоградского областного суда 23.10.2019 г. http://oblsud.vol.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=979)